О компании СМИ о нас

Глобализация нефтяного рынка: перспективы малого бизнеса

11 сентября , 2007 года

11 сентября в 11 часов состоялась интернет-конференция, на которой на вопросы участников портала eOil.ru ответила Канделаки Тамара Левановна, генеральный директор ООО «ИнфоТЭК-КОНСАЛТ», заместитель главного редактора бюллетеня «ИнфоТЭК», член ESOMAR (Европейское сообщество изучения общественного мнения и маркетинговых исследований).

Во время конференции Тамара Левановна ответила на популярные вопросы участников портала, а также выборочно на вопросы, которые поступали в режиме реального времени.

Предлагаем Вашему вниманию архив вопросов и ответов.

- Наибольшее количество голосов (38) получила компания «Оптан», республика Башкортостан. «Добрый день, Тамара Левановна, скажите, пожалуйста, сколько мини НПЗ Вам известно, и как Вы видите их развитие в ближайшие года в России?»

- Компания «Оптан», спасибо за вопрос. По нашим оценкам, сегодня в России примерно 100 – 120 мини НПЗ. Ситуация с ними достаточно своеобразная, потому что часть из них в силу разных причин не работает. Работают совершенно точно примерно 40 заводов. Что касается перспектив, – перспективы у этих заводов есть, но есть и проблемы. И проблемы эти могут стать очень серьезными. Чтобы обсудить их, я, лично от себя и от нашей компании, с удовольствием приглашаю Вас принять участие в конференции, посвященной проблемам малой нефтепереработки, которая состоится 17-18 сентября этого года в Москве в Президент-Отеле. Ждем в гости!

- Сергей Павлович из Самары получил 30 голосов за свой вопрос. «Наша компания является независимым участником рынка Самарской области, имеет одну нефтебазу и небольшую сеть АЗС, в которой мы стараемся держать цены ниже, чем брендовые АЗС нефтяных компаний. Наша компания маленькая и развивается медленнее, чем нам бы хотелось. Главной проблемой для нас являются высокие региональные цены на топливо, установленные нефтяными компаниями и их трейдерами. Цены на продукты Самарской НПЗ бывают выше, чем цены на продукцию с НПЗ других регионов. При этом, мы, как малое предприятие, оказываемся незащищенными и не можем работать стабильно. Очень интересует мнение независимого консультанта по этому вопросу в теоретических и практических аспектах, если конечно Вы действительно независимы».

- Вопрос острый. Но, прежде всего, хотелось бы сказать, что мы – действительно компания независимая, ни с кем не афилированная. Это является главным условием нашей объективности.
Теперь по существу обозначенной Вами проблемы. Ситуация, которая у Вас сложилась на региональном рынке, нам, в общем, достаточно стандартна. Она имеет место и в других регионах. Любой рынок, в том числе и региональной значимости, живет в режиме реального времени и характеризуется множеством факторов, которые оказывают на него влияние, и цены являются численной характеристикой этого рынка. Эти факторы бывают объективными и субъективными. С точки зрения значимости, в разные моменты одни факторы могут быть отнесены к факторам первостепенной значимости, другие – к второстепенной и так далее. Между рынками мировыми и рынками стран, стран и регионов и так далее имеются различного рода связи, которые тоже имеют существенную значимость. Такое небольшое теоретическое вступление может быть, на первый взгляд, покажется длинноватым, но, тем не менее, это действительно то, что у каждого рынка имеет место. Но мы считаем важнейшим одно обстоятельство, то, что существует четко для России, то, что в принципе существует и в мире. То, что рынок нефтепродуктов вторичен по отношению к рынку нефти, и существует достаточно сильная зависимость, совершенно определенная, внутренних цен на нефть, то есть если цены на нефть растут в текущем месяце, то в следующем месяце естественным образом следует ожидать рост цен на нефтепродукты.
Поэтому то, что я Вам посоветовала бы в плане краткосрочного прогноза понимания тенденции роста оптовых цен в Вашем регионе, – это ориентироваться всегда на котировки нефти. Хотя в дальнейшем, конечно, на этот фактор накладывается событийная среда месяца, включающая те самые факторы различной значимости. В первую очередь, это состояние и возможности отгрузки НПЗ, это и численные показатели, ремонт мощности и так далее. Тарифная политика РЖД, «Транснефтепродукта», сезонность.
В отношение проблемы, которая существует у Вас в регионе, я хочу очень четко обратить Ваше внимание на то, что, на мой взгляд, по сегодняшней ситуации все независимые предприятия, которые работают и в Вашем сегменте, то есть нефтепродукты и обеспечение, равно как и в нефтедобыче и нефтепереработке, к сожалению, разобщены, недостаточно публичны. Именно может быть эта проблема для вас является общей. Что касается региональных вопросов, то, конечно, они у каждого региона свои.

- Дмитрий Остриков из Москвы задает вопрос: «Тамара Левановна, каковы перспективы малого бизнеса в нефтяной отрасли? Какую нишу могут занимать, по Вашему мнению, предприятия малого бизнеса для успешного сосуществования с государственными предприятиями нефтяного рынка?»

- Мы тоже являемся предприятием малого бизнеса, поэтому я с огромным удовольствием отвечу на этот вопрос. На мой взгляд, малый бизнес в «нефтянке» имеет совсем неплохие перспективы, как показывает прежний опыт и здравый смысл. Прежде всего четко видно, что наши замечательные нефтяные гиганты в первую очередь будут заниматься масштабными проектами, которые влияют на курсовую стоимость их акций. Небольшие месторождения, НПЗ, нефтебазы, транспортные услуги, автозаправочные станции, особенно за пределами мегаполисов, – все это есть и будет область деятельности малого бизнеса. Плюс к этому добавлю, что пока конечный потребитель не будет иметь возможности платить предоплату за нефтепродукты, нефтяники с ними работать не будут. Конечно, это мое личное мнение.

- Компания «Яр-Тревэл» из Московской области спрашивает: «Каковы, по Вашему мнению, перспективы создания в России нефтяной биржи, и какое влияние на развитие малого бизнеса может оказать нефтяная биржа в России?»

- Вопрос из давнего прошлого. Нефтяная биржа, – это не панацея. Я об этом говорю по собственному опыту как бывший вице-президент Московской Нефтяной Биржи. Если биржа будет выполнять функции торгового дома и торговать физическими продуктами, – это дорога в никуда. Мы этим путем, в общем-то, уже ходили. Рынок при этом будет однозначно взбудоражен, потому что появятся новые участники, появится такая дополнительная прибавочная стоимость, как услуги биржи.
Если будет работать биржа по классической схеме, как фьючерсная, причем, подчеркиваю, обязательно без физической поставки, то это другой разговор. Такая биржа отражает рынок физического товара и позволяет более четко планировать деятельность по покупке и продаже его. В этой ситуации мы будем иметь цены и не более. Любой бизнес, в том числе и малый, в структуре себестоимости которого значительные расходы идут на горюче-смазочные материалы, от этого, конечно, выиграет. Независимые нефтетрейдеры, к сожалению, на мой взгляд, проиграют, потому что цены на рынке станут прозрачными.

- «Тамара Левановна, а Вы не родственница ли Тины Канделаки?» – спрашивает Александр из Москвы.

- Вопрос личный, отвечаю: нет, не родственница.

- Как Вы оцениваете перспективы запуска индекса на топливо на портале eOil.ru? Какова его эффективность для малого бизнеса?

- Насчет политических воздействий – никакой эффективности. А сами перспективы, на мой взгляд, очень хорошие, с учетом роста популярности портала, и это первый момент. То есть любая цена хороша тогда, когда она признана. С учетом того, что портал eOil показывает очень хорошие результаты именно по росту популярности среди участников, то, на мой взгляд, еще раз повторяю, перспективы очень хорошие.

- Тамара Левановна, расскажите, какой объем нефтепродуктов в настоящий момент производится в России, а также какое количество нефтепродуктов поставляется на внутренний рынок России и количество экспортируемых продуктов?

- На 2006 год, допустим, производство нефтепродуктов у нас составило 318 млн. тонн, соответственно 106 млн. было экспортировано и 112 млн. тонн было поставлено на внутренний рынок.

- Очевидно усилие государства по удушению малого бизнеса в сфере ТЭК, и не только малого, а просто частного. Если политика после 2008 года ожидается преемственной, то какие могут быть перспективы?

- Я бы не сказала, что политика государства направлена на удушение бизнеса. Просто меняются правила игры. При этом замечу, и Вы сами поймете, какие примеры об этом говорят, малый бизнес часто бывает в гораздо лучшем положении, чем владельцы крупных активов, которые на виду.

- Тамара Левановна, как Вы считаете, какой период времени будет существовать давальческая схема в Уфе? И, если башкирскую группу НПЗ поглотит какой-нибудь вертикально-интегрированный гигант, то как это отразится на работе трейдеров в данном регионе?

- Прежде всего, то, что происходит вокруг уфимских заводов, отражается на работе всего рынка в целом. И мы ожидаем, что в следующем году будут изменения в структуре собственности этих заводов. Это приведет, в первую очередь, к сильному росту оптовых цен на нефтепродукты в стране. Что касается независимых нефтетрейдеров, в первую очередь, региональных, им придется работать с новыми хозяевами или покупать продукцию других НПЗ. Наверное, это пока по этому вопросу все. Но перспективы не назовешь положительными, рынок от этого будет сворачиваться.

- Считаете ли Вы достоверными данные по нефтяному рынку, озвучиваемые различными аналитиками? И как можно защититься от атак информационных рейдеров, использующих такие политтехнологи, как черный PR, заметание следов, извращение фактов и так далее?

- Какой хороший вопрос! В управленческом лексиконе информация и данные – это понятия различные. Данные – это зарегистрированные сведения о событиях. Когда данные отобраны, организованы и должным образом обобщены, – получается первичная информация. Производителями и исследователями первичной информации или собственниками данных на рынке являются его участники, которые формируют из своих данных внутреннюю и внешнюю отчетность. Замечу, они не всегда идентичны. Дальше в результате маркетинговых и иных исследований, которыми в том числе занимается и наша компания и рад других, и если они подкреплены качественной аналитикой, также получается информация.
В действительности, как показал наш опыт с момента существования рынка, потому что мы открылись вместе с ним, существует разночтение в данных этих трех источников информации, и только квалифицированный аналитик с достаточным интеллектуально-аналитическим стажем, располагает и умеет оперировать инструментарием, который позволяет свести эти разночтения к минимуму и повысить достоверность.
Что касается проблемы информационного рейдерства, то последний пример с компанией «Сургутнефтегаз» однозначно показал масштаб возможных результатов. Решение этой проблемы в руках участников рынка, которые не всегда информационно открыты. Кроме того, существуют многие методологические проблемы, связанные с форматами внутренней отчетности, разными форматами этой отчетности, которые применяют компании. У нас есть собственный позитивный опыт решения этой проблемы в отношении смазочных масел и некоторых других рынков.
Что касается черного PR, других дорогих политтехнологий, я к ним отношусь с отвращением. Единственное, что я могу сказать, причем на основе собственного, совсем недавнего опыта, – лучший способ победить завистника – это не замечать его.

- Еще один вопрос от компании «Яр-Тревэл»: Тамара Левановна, скажите, пожалуйста, в условиях перевода ключевых энергоактивов под управление государственных компаний, не кажется ли Вам, что мы медленно, но верно устраиваем туркменскую модель?

- Я зеркального сходства не вижу, но проблемы есть и боюсь, что они будут.

- Не для кого не секрет, что заключить договор с Газпромом и Роснефтью компаниям, которые относятся к малому бизнесу – существенная проблема. И все уже знают, что уфимскую группу поделят между российскими монстрами. Не это ли глобализация? А что же будет с малым бизнесом? Ведь малые компании выживали в основном из-за того, что могли взять на Уфе по более привлекательным, так сказать, ценам, чем на заводах указанных выше компаний.

- Вопрос немножко перекликается с вопросом, на который я отвечала раньше. Но я отвечу примером, может быть он будет для Вас немножко полезным.
Я сама занималась торговлей в те годы, когда цены на нефть устанавливались правительственным постановлением. У нас был такой показатель, достаточно интересный, – это число заключенных через биржу сделок. Мы его называем «ликвидность». Вот представьте, выходит постановление и раз, – ликвидность равна нулю. Через месяц – столько же сделок, сколько было до принятия этого постановления. Потом опять постановление, опять ликвидность – ноль. И так было в течение нескольких лет, пока правительство не отказалось от этой практики. Месяц – это тот срок, который нужен нашим трейдерам для того, чтобы приспособится к новым условиям игры. Все, что я могу на эту тему сказать – удачи Вам!

 

Joomlart